Александр Градский и Скоморохи

Александр Градский и Скоморохи

Рейтинг:
3.6666666666667
(18 голосов)12345


Страна: СССР

Александр Градский и Скоморохи

Александр Градский родился 3 ноября 1949 года в городе Копейске Челябинской области.

Его отец по профессии инженер-механик, мать — актриса драматического театра. В свое время ее приглашали играть во МХАТ, но она вынуждена была уехать вместе с мужем на Урал, куда его распределили после окончания института. В Копейске до сих пор помнят родителей Александра, на стенде Дворца культуры есть упоминание о Тамаре Павловне как о руководителе самодеятельного театра, несколько артистов которого впоследствии сделали профессиональную карьеру

В Москву семья вернулась в 1957 году. Отец Александра, Борис Абрамович Фрадкин, работал на заводе, мать руководила театральными кружками, а затем была литературным сотрудником в журнале «Театральная жизнь». Из-за чрезмерной занятости родителей Александр до школы жил у бабушки Марии Ивановны Градской в Подмосковье, в деревне Расторгуево Бутовского района.

В Москве семья — папа, мама, бабушка (мать папы) и Саша — несколько лет, вплоть до ранней смерти матери (в 1963 г.), жила в восьмиметровом подвале на углу Фрунзенской набережной, в «компании» еще девяти семей. С 1958 г. по 1965 г. Градский, по настоянию родителей учился в музыкальной школе по классу скрипки (педагог — ученик Е.Ф. Гнесиной В.В. Соколов). О том, насколько хорош был этот преподаватель, говорит следующий факт: когда Соколов по каким-то сугубо бытовым соображениям был вынужден перебраться в менее престижную школу им. Дунаевского, за ним ушел почти весь его «гнесинский» класс. Мальчику очень нравились музыкальные занятия в школе, но необходимость многочасовых домашних упражнений угнетала.

В общеобразовательной школе отношения с предметами сложились как-то сразу. Все математические дисциплины, физика и химия Саше не нравились, зато история и литература сразу стали его стихией. Он читал запоем прозу и поэзию, а в тринадцать лет написал свое первое стихотворение. Рано (по тем временам) познакомился с западной музыкой (Э. Пресли, Б. Хейли, Э. Фитцджеральд, Л. Армстронг, Ф. Синатра), в советской эстраде отдавал предпочтение песням в исполнении М. Бернеса, К. Шульженко, Л. Руслановой, увлекался классическим пением (Карузо, Шаляпин, Джильи, Каллас).

Сашин дядя (брат матери) работал в моисеевском ансамбле (ансамбль народного танца СССР), одном из немногих коллективов, которым разрешали зарубежные гастроли не только в странах социалистического лагеря, но и в крупнейших капиталистических державах. Таким образом, дядя оказался среди тех, кому посчастливилось несколько раз участвовать в многомесячных гастролях по Америке. Когда дядя возвращался из-за границы, он привозил не только заграничные вещи, но и пластинки с диковинной музыкой, которую в Советском Союзе имели возможность слушать только партаппаратчики и дипломатические работники. В дядиной коллекции было целых пять или шесть (по тем временам — редкость!) пластинок: Элвис Пресли 57-го года, Луи Армстронг, альбом саксофониста Стива Гетца, какие-то блюзы. Итак, благодаря великолепным дядиным пластинкам и роскошной «фирменной» стереосистеме, Саша уже в 10 — 12 лет получил возможность слушать самую современную по мировым понятиям музыку. А ведь он был начинающим музыкантом, мог оценить качество звука и голоса… Сам Александр считает, что именно тогда получил первый рок-н-ролльный импульс, упавший на благодатную почву,— он уже был увлечен творчеством отечественных исполнителей, таких, как Марк Бернес, Клавдия Шульженко и Лидия Русланова. И еще один интересный факт: в тринадцатилетнем возрасте юный Градский пошел в студию «звуковых писем» на улице Горького (ныне — Тверская) и записал песню «Тутти-Фрутти» Литл Ричарда. Однако в социалистических условиях счастливый случай Пресли не повторился, и гибкая грампластинка, по словам Александра, «до сих пор где-то валяется».

Все это впоследствии отразилось в сочинительстве и манере пения. Уже во время учебы в школе Градский пробует свои силы в школьных вечерах, поет, аккомпанируя себе на гитаре и фортепиано, играет в театральном кружке…

В конце 1963 года Градский появляется в интерклубе МГУ и поет вместе с группой польских студентов «Тараканы» на нескольких концертах (в репертуаре два блюза и один рок-н-ролл Э. Пресли). Первая песня, которую Александр Градский исполнил в составе “Тараканов”,— твист А. Бабаджаняна “Лучший город земли”, причем во время выступления в зале отключились микрофоны и финал песни был исполнен без них под «бешенный» прием студентов.

1964 г.— время переезда в более-менее приличную квартиру и… The Beatles!..

Именно тогда было принято решение стать музыкантом, певцом, гитаристом, композитором, поэтом, короче — Александром Градским…

В 1965 г. А. Градский и Михаил Турков организуют группу под названием СЛАВЯНЕ. Позднее к ним присоединяются Виктор Дегтярев (бас-гитара) и Вячеслав Донцов (ударные). Еще через два месяца Вадим Маслов (электроорган). СЛАВЯНЕ третья, по времени создания, советская рок-группа (после «Братьев» и «Соколов»), ставшая известной и популярной,— просуществовала в этом составе не более года. Репертуар коллектива почти целиком состоял из песен «The Beatles» и «Rolling Stones». Александр Градский решил, что только русский язык должен быть основой будущей его музыки и песен. Отсюда и создание группы СКОМОРОХИ (1966 г.), ориентированной исключительно на песни и композиции собственного сочинения и на русском языке. В 1965 году происходит еще одно значительное событие: Градский пишет одну из известных своих ранних песен «Синий лес», ставшую впоследствии его визитной карточкой. Одновременно он продолжает работу с Дегтяревым и Донцовым в группе под названием СКИФЫ. Первоначально эта группа имеет в составе Сергея Сапожникова (бас-гитара), Юрия Малкова (ударные) и Сергея Дюжикова (гитара) плюс Градский. Ориентиры — инструментальная (биг-бит) музыка. Через пару месяцев Сапожникова и Малкова меняют на Дегтярева и Донцова, затем, вместо Градского, приходит Юрий Валов (впоследствии член американской группы «Саша и Юра»). Интересно, что после ухода А.Г. из СКИФОВ его отношения с Донцовым и Дегтяревым не прекратились, наоборот, они организовали группу под названием «Лос Панчос» и вплоть до 1968 года играли на танцах в клубах и школах западные хиты.

Первые СКОМОРОХИ (кроме Александра Градского) — это Владимир Полонский (ударные), который впоследствии долгое время играл в ВИА ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, и Александр Буйнов (фортепьяно), он также попал в ВИА ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, после чего сделал сольную карьеру. Уникальность этой группы состояла прежде всего в том, что они «ходили по путям, никому до них неведомым». Градский определял «чистоту» идеи, но в остальном все были равны. Исполнялись и песни А. Буйнова («Аленушка» и «Трава-мурава»), и хиты бас-гитариста Юрия Шахназарова («Мемуары» и «Бобер»), чуть позднее вошедшего в состав. Сразу после этого А. Буйнов был призван в армию и так и не вернулся в группу…

Вечная нехватка денег для приобретения аппаратуры толкает музыкантов группы на работу в филармониях. Градский принимает предложение тогда начинающего композитора и пианиста Давида Тухманова и выезжает на кратковременные гастроли по стране, играя на гитаре и старательно не показывая вокала, чтобы не «засветиться». Иногда (уже без Тухманова) к нему присоединяются Буйнов и Полонский, иногда они работают в поездках и в «чесах», а А.Г. «покоряет» Москву с ЛОС ПАНЧОС; в 1968 году Градский даже попадает на временную работу в знаменитый ВИА «Электрон», где заменяет Валерия Приказчикова на соло-гитаре и опять же не поет…

За эти два-три года он проехал почти пол-Союза с самым разным репертуаром и с самыми разными музыкантами и солистами и практически никогда и нигде не пел… Лишь однажды, под рев «обалдевшего» зала, он спел сольный концерт вместо заболевшего филармонического солиста, назвавшись его именем…

Вот такая была идея — заработать в поездках деньги на аппаратуру, затем приехать в Москву, подготовить репертуар и «выдать»русский рок-н-ролл…

1969-й -год поступления А. Градского в ГМПИ им. Гнесиных на факультет сольного пения к педагогу Л.В. Котельниковой. Впоследствии он совершенствует свое мастерство в классе Н.А. Вербовой. Педагог по камерному классу — Г.Б. Орентлихер; в оперном классе с ним работают такие мастера, как С.С. Сахаров, Н.Д. Шпиллер и М.Л. Мельтцер. Градский начинает параллельно сольную карьеру, выступая один, под гитару. К этому времени относятся «Баллада о птицеферме», «Испания» на стихи Н. Асеева, «Песня о дураках» и маленькая рок-опера «Муха-Цокотуха».

Начинается знаменательный период, когда Градский, по сути, становится одним из первых экспериментаторов в роке с текстами на русском языке (собственными и известных поэтов). Обращается он и к русскому фольклору.

В 1969г. «СКОМОРОХИ» играют по-прежнему втроем (А.Г. плюс Полонский и Шахназаров), в 1970 г. к ним присоединяется Александр Лерман, интеллектуал, лингвист и профессиональный музыкант, лидер группы «ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН» (впоследствии, вместе с Ю. Валовым, работает в США в группе «САША и ЮРА», одновременно преподает лингвистику в американском университете), а вместо В. Полонского, перешедшего в ВИА «ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА», приходит умопомрачительный барабанщик Юрий Фокин (затем уехал в США, одно время служил в Русской православной церкви вприходе под Нью-Йорком). Это звездный групповой состав «СКОМОРОХОВ». Они свободно поют на три-четыре голоса песни собственного сочинения. Москва покорена раз и навсегда. Равных, как говорится, нет. К сожалению, почти никаких записей того периода не сохранилось…

В конце 1971 года А. Лерман и Ю. Шахназаров (впоследствии основатель группы «АРАКС» театра Ленинского комсомола, с именем которого связаны все последующие музыкальные успехи Ленкома, человек, работавший затем руководителем музгруппы А. Пугачевой) за десять дней до начала всесоюзного фестиваля в г. Горьком покидают Градского и Фокина…

Фокин приводит к Градскому пианиста Игоря Саульского, сына известного композитора и джазмена, и в поезде Москва — Горький Градский обучает Игоря игре на бас-гитаре и на Всесоюзном фестивале бит-групп “Серебряные струны” в Горьком, поделив первое место с Челябинским “Ариэлем”, “Скоморохи” завоевали шесть первых призов из восьми. А три из них — “за гитару”, “за вокал” и “за композицию” — получил лично Градский. Все предыдущие семь лет вместились в двадцать минут фантастического шоу на сцене горьковского ДК. После фестиваля к группе, время от времени, присоединяются флейтист, пианист и вокалист Глеб Май, после сделавший авторскую композиторскую карьеру, и великолепный барабанщик из Еревана Армен Чалдранян…

Начинается период первых опытов звукозаписи. Один из членов жюри горьковского конкурса музыковед Аркадий Петров, работающий в то время на радиостанции «Юность», на свой страх и риск, организует студийные записи Градского и «СКОМОРОХОВ» на радио. Александр Градский первым среди советских рок-музыкантов создает цикл композиций на стихи Бернса и Шекспира — своего рода энциклопедию рок-стилей: от блюза до рок-н-ролла (через десять лет записано на пластинку).

Тут становится окончательно ясно: «СКОМОРОХИ» это Александр Градский. О нем и о группе говорят «Голос Америки» и Московское радио, его первые песни звучат на весь Союз.

Начиная с 1972 г. группа становится индивидуальным (наряду с гитарой, вокалом и т.д.) инструментом Градского для утверждения его музыкальных и поэтических идей. Первые записи Градского в студии стали единственными и первыми в своем роде рок-композициями в СССР, записанными студийным многоканальным способом, в которых он выступил как мультиинструменталист, автор всей музыки, некоторых стихов, супервокалист, осуществивший впервые в СССР многократное наложение четырехголосия, а одна композиция («Только ты верь мне»), впервые после Пола Маккартни, была записана им целиком (партии всех инструментов и голосов)… В том же 1972 г., по предложению Тухманова, он записывает две его песни для LP «Как прекрасен этот мир» («Джоконда» и «Жил был я»), впервые в Союзе используется при этом 16-канальная аппаратура.

В том же году «СКОМОРОХИ» выезжают на гастроли в Куйбышев и Донецк. При этом в их составе, специально для поездки, появляются А. Буйнов, Ю. Шахназаров, Г. Май, барабанщик Борис Богрычев… На концерте в Куйбышеве был невероятный успех — после концерта группа уехала в гостиницу, но через полчаса за музыкантами прибежал инструктор горкома комсомола и с ужасом сообщил, что публика не расходится, ведет себя агрессивно и требует продолжения… и концерт был продолжен до часу ночи…

В конце 1972 года рядом с Градским впервые на сцене мы видим бас-гитариста Юрия Иванова, который, практически по сей день, входит, по мере надобности, в состав «СКОМОРОХОВ».

В начале 1973 года Градский и Иванов (И. Саульский к тому времени занялся рядом других проектов, играя попеременно с разными музыкантами и группами, равно как и Ю. Фокин) выступают постоянно вместе, меняя барабанщиков и приглашая на разные концерты то Фокина, то Чалдраняна (в настоящее время Игорь Саульский живет в США, сделав фантастическую карьеру профессионального компьютерщика, менеджера-композитора, а впоследствии бизнесмена).

Чехарда с составом, учитывая, что группа (по убеждению А.Г.) должна состоять не более чем из 4-х человек, приводит к поискам, а потом и к приглашению в группу новых участников, как оказалось, постоянных и навсегда истинных друзей Александра Градского, с которыми и были им записаны все основные песни, композиции, музыка к кинофильмам, спектаклям, вокальные сюиты и многое другое… Выдающийся барабанщик, суперджазмен и стилист Владимир Васильков и один из самых сильных саксофонистов и флейтистов Союза Сергей Зенько, вместе с Градским и Ивановым, составили тех «СКОМОРОХОВ», которых мы можем услышать в записи и убедиться в мастерстве всей группы и каждого в отдельности.

В 1973 году выходит первый сольный миньон Александра Градского с композициями “Испания”, “Скоморохи”, “Синий лес”, “Подруга угольщика”. В том же году, на одной из студийных записей, опять-таки организованной Аркадием Петровым, в аппаратной появляется приглашенный Петровым режиссер будущей кинокартины «Романс о влюбленных» Андрон Михалков-Кончаловский. Он незамедлительно делает Градскому предложение об участии в фильме, сначала в качестве певца, а затем автора песен, части стихов и всей музыки…

Небывалый по тем временам случай: 23-летний композитор (не член Союза композиторов!) получает заказ на музыку к 2-х серийному музыкальному фильму одного из самых известных и талантливых режиссеров страны…

Картина вышла на экраны Союза в 1974 году, в том же году — первый LP Александра Градского с музыкой из «Романса…», за который «Биллбоард» (международный музыкальный супержурнал) присуждает Градскому титул «Звезда года — 1974» за «выдающийся вклад в мировую музыку» (цитата).

В том же году Градский получает диплом об окончании Института им. Гнесиных как «оперный и концертно-камерный певец» (цитата). В том же году становится лауреатом международного конкурса эстрадной песни «Братиславская лира».

Карьера А.Г. разворачивается с головокружительной быстротой. Он получает возможность гастролировать по стране, при этом концерты его проходят в переполненных залах при невероятном ажиотаже публики.

В огромных дворцах спорта он работает по три-четыре сольных двухчасовых концерта в день, потрясая аудиторию трехоктавным диапазоном голоса, совершенно необычным для того времени репертуаром, жестким хард-роковым аккомпанементом (в тех случаях, когда с ним группа «СКОМОРОХИ»), необычайной актерской манерой и т.д. Вся эта работа организована через филармонии, и на творчестве Градского появляется «печать» официального искусства, т.е. рок-музыка может быть официально разрешена. Мало кто помнит, что А.Г. «пробил» эту непреодолимую стену первым, а за ним, в образовавшуюся «брешь», ринулись все остальные рокеры…

В 1974 г. Градский заканчивает работу над циклом песен “Размышления шута”.

В 1975 году он работает (по следам «Романса…») над несколькими фильмами, не забывая о записях, участвуя даже в проектах других авторов (Г. Гладкова, В. Терлецкого, Э. Колмановского, М. Фрадкина, М. Минкова и др.). В это же время он поступает в Московскую консерваторию в класс композиции Т.Н. Хренникова и… записывает «Как молоды мы были» А. Пахмутовой и Н. Добронравова (результат вы знаете). Кстати, эта песня в исполнении Градского единственная, которая была «раскручена» ТВ и Радио. Все остальные его работы по сей день «зажимаются», несмотря ни на какие изменения в политике и повседневной жизни…

В 1976 году Градский сочиняет и записывает первую часть сюиты «Русские песни», а в 1978 г., по совету А. Петрова,— вторую часть. «Русские песни» первая рок-пластинка в СССР (вышла в свет в 1980 г.) ставшая одной из самых значимых работ в рок-музыке того времени. Стиль альбома определен как «вокально-инструментальная сюита».

Начиная с этого времени, Градский «выдает» одну студийную работу за другой, вокальные сюиты: «Утопия АГ», «Сатиры», «Сама жизнь», «Звезда полей», «Ностальгия», «Флейта и Рояль» — на стихи классиков, «Концерт-сюита», «Размышления шута» (сборник записей 1971—1974 гг., в котором А.Г. доказывает возможность пения на русском языке в разных рок-стилях), «Монте-Кристо», «Экспедиция» — на свои стихи, опера «Стадион» (либретто А.Г. и Маргариты Пушкиной), балет «Человек» (либретто А.Г.), предназначенные для LP, однако выход их в свет постоянно затягивается по «понятным соображениям»…»Рекорд" здесь принадлежит сюите «Размышления шута» — несмотря на выход сингла в 1978 г., вся работа была опубликована спустя 16(!) лет после записи.

А.Г. продолжает гастрольную деятельность, в его репертуаре активно появляются песни на его стихи, иногда сатирические, иногда просто опасные для существующего режима… Он пишет ряд статей в защиту жанра рок-музыки, активно полемизируя с ретроградами и… наживая себе кучу врагов.

Градский начинает преподавательскую деятельность, несколько лет работы в Училище Гнесиных — он выпускает курс; следующие несколько лет, уже в институте Гнесиных,— еще один курс выпущен. Завершился этот этап его работы двумя годами заведывания кафедрой вокала в качестве профессора РАТИ (ГИТИС). По его словам, дальнейшее преподавание возможно лишь при наличии исключительно собственного класса, скорее всего, придется создавать что-то вроде учебного заведения…

1980 г.— год смерти Высоцкого становится переломным для А.Г. Он полностью переходит в разряд «протестантов», "замешивая « на роковой музыкальной основе трагическую сатиру и драматическую лирику („Песня о друге“, „Песня о телевидении“, „Монолог батона за 28 копеек из муки высшего сорта“, „Рассказ человека, который не смог поехать в отпуск на Канарские острова“ и др.). Поначалу его не „трогают“, затем, в 1983—1984 гг. кое-какие „неприятности“ случаются, но всегда голос и талант „принимаются во внимание“… Градского „со скрипом“ принимают в Союз композиторов лишь в 1987 году, а первая поездка за границу (в США) состоялась только в 1988 г., на конференцию, вместе с группой деятелей искусства, кино и политики. Он блестяще поет на закрытии конференции американцы устраивают ему пятнадцатиминутную овацию…

1987 г. Работа на радиостанции “Юность”. Александр ведет “Хит-парад Градского”. Именно там впервые прозвучали песни “Кино”, “Алисы”, ДДТ, “Облачного края”, Башлачева, “АВИА”, “Зоопарка”, “Секрета”. По определению композитора, его хит-парад был противостоянием “занудному официозу”.

В том же 1988 году уже двадцатипятиминутную овацию он слышит в свой адрес и, естественно, в адрес знаменитого дирижера Евгения Светланова и партнеров по сцене, участников спектакля Большого театра „Золотой Петушок“ — одной из самых сложных для исполнения опер Римского-Корсакова. Партию Звездочета, труднейшую партию мирового оперного репертуара, А.Г. „щелкает“ как орешек…

К этому времени, благодаря поддержке Валерия Сухорадо, директора „Мелодии“, он выпускает в свет практически все свои работы в виде LP, пишет музыку к фильмам „Узник замка Иф“ и „Искусство жить в Одессе“, доведя таким образом количество кинокартин со своей музыкой и песнями до тридцати восьми! При этом он постепенно сокращает гастрольную деятельность, полностью переключившись на создание в Москве Театра современной музыки. При поддержке Правительства Москвы он получает здание в центре города, начинает его реконструкцию…

Московское театрально-концертное музыкальное объединение (МТКМО), под его руководством, осуществляет ряд сложнейших проектов, в том числе: организация „безумных“ сольных концертов в Москве (25 января 1990 г., 17 марта 1995 г., а также юбилейные концерты 1999, 2004, 2009 гг.) с участием симфонических оркестров и оркестров русских народных инструментов, хоров, рок-групп и своих друзей по „цеху“, выпуск в свет „Коллекции АГ“, т.е. тринадцати компакт-дисков с полным собранием сочинений и записей Александра Градского, создание двух музыкальных фильмов „Антиперестроечный блюз“ (1991г.), „ЖивЬем в России“ (1996 г.) и „ЖивЬем в России — 2“ (1999 г.), вышедших впоследствии на DVD.

Первые поездки за рубеж дают результаты. Градский работает в совместных проектах и концертах с такими „китами“ западной музыки, как Лайза Минелли, Шарль Азнавур, Джон Денвер, Крис Кристоферссон, Дайяна Уорвик, Сэмми Дэвис, Грэйтфул Дед, Синди Петерс в США, Германии, Испании, Греции, Швеции. Наконец, в 1990 году, после одного из совместных с Джоном Денвером концертов в Японии, Градский получает контракт с VMI (VICTOR) — ведущей японской фирмой. Выпускает под ее маркой два компакт-диска (Metamorphoses и The Fruits From The Cemetery) и дает несколько концертов в Японии с самым разнообразным репертуаром, начиная с собственных песен на русском языке и кончая западными хитами и японскими классическими романсами… Три его балета („Человек“,»Распутин" и «Еврейская баллада») ставит Киевский театр балета (балетмейстер Г. Ковтун), а два последних — Театр балета на льду (худрук И. Бобрин). Все эти спектакли «возятся» по Европе и Америке с громадным успехом. Несмотря ни на что, он не останавливается на достигнутом и с упорством продолжает, в прямом и переносном смысле, «строительство» своего музыкального театра.

Последовало и «официальное признание» — на рубеже третьего тысячилетия Градский становится народным артистом России и лауреатом Государственной премии России, как говорится, по «совокупности» заслуг… Здание музыкального театра Градского реконструируется «со скрипом», но надежды пока еще остаются, как и продолжение гастрольно-концертной деятельности. Последние работы Александра Градского можно с уверенностью назвать событиями в музыкальной жизни. Это «Хрестоматия» — компакт-диск с композицими, напоминающими в стилистическом отношении «Размышления шута», т.е. попытка снова высказаться на русском языке в современных жанрах, и конечно же, опера «Мастер и Маргарита» по М. Булгакову с уникальным составом участников, работа над которой шла больше тридцати лет параллельно с «основной» деятельностью, о которой вы могли прочитать выше… Эта опера А.Г. вышла в свет в роскошном оформлении (в виде старинной книги), в комплекте четыре диска и полное либретто — кстати, в книге «Избранное» оно тоже напечатано — еще ждет своего биографа, так как описать двумя словами впечатление от оперы не представляется возможным…

Что же теперь? А теперь, уже после оперы,— новые, «социально заточенные» песни, романсы и гастроли, концерты, на которых А.Г., в очередной раз выходя в зал, демонстрирует свой блестящий голос, фантастическую музыкальность и артистизм, словом, все то, что мы о нем давно знаем…

Как говорится: дай Бог…

По материалам сайта http://www.gradsky.com/g01.shtml

Статью опубликовал(а) мавпа

Александр Градский и Скоморохи

Подробнее об исполнителях:

Александр Градский и Скоморохи
Александр Градский и Скоморохи



Александр Градский и СкоморохиДобавить комментарий


Комментариев пока что нет. Прокомментируете?


Добавить комментарий